Ёсивара: любовь – за звонкую монету

В апреле 1958 года парламент Японии принял закон, окончательно запретивший проституцию в стране. Были ликвидированы кварталы публичных домов, и в их числе Ёсивара, созданный еще в XVII веке.

Как все начиналось
До начала XVII века, пока город Эдо (старое название Токио) не стал резиденцией правительства Токугава, постоянных заведений с дурной репутацией там не было, а места расположения публичных домов и домов свиданий не регламентировались. Эдо рос и богател, и содержатели публичных домов решили, что пришло время ходатайствовать перед властями об организации официального кэйсэймати (квартал куртизанок). Эта идея была поддержана властями после того, как в 1612 году петицию подал некий Сёдзи Дзинъюэмон, указав, что дома терпимости, разбросанные по всему городу, пагубно влияют на общественную мораль и благополучие, а также перечислив преимущества, которые могут быть достигнуты с помощью предлагаемой им системы. Можно было установить контроль за такими пороками, как пренебрежение долгом перед господином, растраты, воровство; отслеживать сомнительных личностей, в том числе ронинов (самураи, потерявшие своего господина), которые не имели места жительства и повсеместно бродили без цели, учиняя преступления; проводить проверки на предмет выявления похищенных детей. Петиция была удовлетворена, правила – прописаны: куртизанки не могут находиться за пределами отведенной под квартал территории, гость может находиться в публичном доме не более 24 часов, должна устанавливаться личность любого посетителя, при малейшем подозрении информация должна передаваться властям.

1

По улочкам Ёсивара…
Некогда до Ёсивара добраться можно было только водным путем. Высадившись на берег, следовало пройти по Нихон цуцуми («Японская дамба»), возведенной в 1620 году, таков был путь до квартала. Ко времени строительства Нихон цуцуми по обеим сторонам дороги властями было посажено множество лаковых деревьев, образовавших аллею, их называли «государственные деревья». Лаковые деревья ядовиты, их сок при попадании на кожу вызывает появление сыпи, отсюда популярная шутка завсегдатаев Ёсивара: «Когда идешь по дороге Санья, постарайся не отравиться лаком!»
А теперь позвольте перенести вас в этот квартал бесконечного веселья и наполнить мысли атмосферой колоритного праздника и сладостных забав.
Слева ниже дамбы Нихон цуцуми – «Ива прощального взгляда»: многие посетители Ёсивара, покидая квартал и проходя мимо этой ивы, оглядываются, сожалея об оставленных там радостях и случайных возлюбленных. Сразу же за главными воротами чайные домики плетеных шляп – самураям, аристократам и гостям, желавшим соблюсти инкогнито, там выдавали шляпы из тростника, скрывавшие голову целиком.
Пройдитесь по оживленным улицам Ёсивара. Здесь вы обязательно встретите продавцов рисовых лепешек, вареных красных бобов, фруктов, тофу, рисового вина (сакэ). Тут же бродят толпы разъездных торговцев и знахарей, включая продавцов цудзиура (листок бумаги со стихотворением или предсказанием, которые запечены в рисовые печенья), продавцов газет, предсказателей, слепых массажистов, женских парикмахеров, прачек, посыльных. Здесь присутствуют исполнители синнайбуси и хаяриута (разновидности популярных песен), танцоры каппорэ, аходаракё (исполнители пародий на буддийские тексты и молитвы), флейтисты. Попрошайки, грязные и растрепанные, толпятся у небольших публичных домов с раннего утра в поисках остатков еды после гостей предыдущего вечера.

2

Наверняка вам встретится незадачливый ремесленник, который накануне, будучи навеселе, забрел в один из публичных домов, не проверив содержимое своего кошелька, а наутро просто не смог оплатить длинный счет. Потому сейчас его сопровождает до дома посланец из «умая» («лошадиные дома»), именно эти профессиональные «наладчики» выбивают долги за комиссию. Он будет стеречь гостя, пока тот не заплатит, и если любитель повеселиться решит ускользнуть, например, зайдя в чужой дом, чтобы якобы взять деньги, и выйдя через заднюю дверь, как это часто бывает, хитрец будет найден и его обяжут выплачивать сверх еще и штраф за каждый день неуплаты…

Долгое время строительство домов высотой более двух этажей в квартале запрещалось, ближе к XX веку начали появляться красивые и просторные здания в полуевропейском стиле. Публичные дома здесь делились на классы – чем выше класс, тем роскошнее здание снаружи и внутри и тем красивее его обитательницы.
Дома терпимости работали днем и ночью, гонорары юдзё (девушки, оказывавшие сексуальные услуги) разделились на дневные и ночные. В Ёсивара «день» длился с полудня до 15:00, а «ночь» – с 17:00 до 22:00, причем поскольку «настоящие 22:00» – время, слишком раннее для закрытия публичных домов, были придуманы «номинальные 22:00» – их обозначали сторожа, ударяя в свои хёсиги (деревянные колотушки), когда храмовый колокол уже отбивал полночь.
Вплоть до XX века процветал обычай выставлять раскрашенных куртизанок, одетых в наряды из блестящей, сверкающей золотом парчи, в клетках для публичной демонстрации. Во время крупных фестивалей тысячи людей без ограничений по возрасту и полу могли разгуливать по улицам кварталов публичных домов и лицезреть «блудниц в пурпуре», выставленных на продажу.

0_ec33b_18f52aaf_orig

Дом, где гостю всегда рады
Уже в XIX веке в узких длинных клетках размещались по вечерам лишь девушки из низкоразрядных публичных домов. В домах первого и второго классов таких витрин не было. А потому любовное приключение начиналось отнюдь не в домах терпимости: чайные домики для знакомств (хикитэдзяя) – вот где берут начало похождения жаждущих сладостных утех. Здесь гостю предложат фотоальбом с портретами женщин, который призван облегчить выбор.
Готовы почувствовать себя гостем хикитэдзяя? На пороге вас встретят хозяйка заведения и ее подручные с криками «Добро пожаловать!» Вас проводят в комнату, служительница расспросит о том, какой публичный дом хотелось бы посетить и с кем из женщин желаете встретиться. Нет постоянной «подруги»? Пожалуйста, вот фотографии – выбирайте свою ойран. Служительница сопровождает дорогого гостя в публичный дом, становится посредником при предварительных переговорах с куртизанкой, опекает его во время обязательного ужина.
В кухонных домах (дайя), услугами которых пользовались публичные дома, могли угодить даже самому взыскательному гостю. «Что будете заказывать?» – следовал вопрос. «Да что-нибудь», и кухонный дом получал заказ на доставку дэмодай (блюдо «что-нибудь»), это значило, что гость не сделал конкретного выбора. Ассортимент закусок был поистине широк, в списках значились, например, рубленый корень лопуха, обжаренный в кунжутном масле, ростки бамбука, росшего на берегу реки, корень лотоса, ну и, конечно, более сытные рагу из рыбы и птицы, блюдо из лапши и рубленого тая (окунь) и т.д.
После ужина служительница провожает гостя в спальное помещение, дожидается прихода «подруги», после чего незаметно удаляется из борделя.

Утром гость получит длинный счет за оказанные услуги. При оплате куртизанка уже по устоявшемуся обычаю предложит оставить сдачу слугам – тётё (бабочка), так называют эти деньги. И вряд ли гость пожелает показаться скрягой в присутствии девушки.

8

Почем свобода?
Имя каждой куртизанки значилось в реестре Ёсивара, и удалено оно могло быть лишь по окончании срока контракта (обычно, когда куртизанке исполняется 25 лет), а также в случае выкупа куртизанки клиентом или родителями. О счастливом финале мечтала каждая куртизанка Ёсивара. Но чаще любовные истории в пределах квартала заканчивались печально, а порой и трагически. Нередки были случаи самоубийства юдзё вместе со своим возлюбленным.
В одной из популярных песен рассказывалось о хатамото (наиболее привилегированный слой самурайства), который влюбился в обитательницу Ёсивара по имени Аягину и захотел на ней жениться. Когда сюзерен приказал ему выбрать между долгом и чувствами, любовники тайно пробрались в фермерский дом и совершили самоубийство.
«Еще раз оказаться рядом с ней или иметь 5000 коку? На что мне эти коку? Я хочу быть с ней» (доход в 5000 коку – большие деньги по тем временам. Коку составляет примерно 150 кг риса. Это среднегодовая потребность одного человека).
На могильных камнях кладбищ были выбиты описания мечей, которыми убили себя юдзё и их возлюбленные, а также их возраст и имена. На рубеже XVII–XVIII веков двойные самоубийства стали очень популярны. Публичные дома в целях самосохранения были вынуждены выставлять тела мужчины и женщины в течение трех дней на всеобщее обозрение. Затем неприкасаемые (в первую очередь люди, занимавшиеся разделкой туш животных) хоронили их и разносили весть об этом по городским улицам. Хоронили таких мужчин и женщин как животных: руки и ноги были связаны вместе, а тела, завернутые в циновки, сбрасывали в общие могилы. Обитатели публичных домов верили, что после этого духи умерших не будут посещать дома, где несчастные закончили свой земной путь.

0_ec336_8aa56e67_orig

В статье были использованы материалы, изложенные в книге Джозефа де Бекера «Гейши: история, традиции, тайны».

Автор: Ника Нарвская
Гравюры японского мастера HARUYO MORITA

Информационная поддержка:
http://okolosport.com
https://vk.com/okolosport_com

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal