Маленький театр с большой буквы.

Московский драматический театр АпАрте на Тверском бульваре – место особенное. Нет тяжелых кулис, позолоты и канделябров. Небольшой зал на 26 мест, напоминающий площадку театральной студии. Зрители буквально смотрят в глаза актерам, слышат их дыхание. Ощущение присутствия.

Солгать не получится — все как на ладони. Играть ещё сложнее, спасительного полуметра до первого ряда — нет. Нет привычных звонков. Сами служители театра подходят и, приветствуя зрителей, просят выключить мобильные телефоны — в других театрах перед началом спектакля всегда звучит фонограмма. «Мы начинаем»…и мы начинаем.

Выбрав местечко поуютнее, сажусь в кресло. Зная содержание пьесы, готовлюсь к пряной истории об Обломове. Меня несказанно радует, что здесь всегда нет свободных мест. Все неистребимые и вечные московские театралы в зале. Еще до начала спектакля, сидя в холле театра, бурно обсуждали этот роман между собой.

Сегодня зрители еще и школьники. Сейчас будет шок! И шок случается. Не с ними. Со мной. Наверное, это свет виноват. Или погода. Или… да, со мной в театре всегда так, как в первый раз. На сцене перед тобой жизнь, открытая страница из романа «Обломов», текст и пластика, пластика жизни и мои любимые актеры. Равнодушным не останется никто. В этот раз постановка Нины Григорьевой, уже 131-я.

20161215_182702

Актеры. Вступление, нарастание, слово и …все как не по сценарию, все как наяву, как в жизни. Он один и его много. Вечный «слуга» покоя и безмятежности — Илья Ильич Обломов. Захар — его покорный друг. Женщина. Ольга. Что-то теплое, нежное, милое, другое. «Боже мой, какая же она хорошенькая! Улыбку можно читать как книгу. Какое счастье смотреть на неё. Даже дышать тяжело». «Илья Ильич, идемте. Я научу Вас жить!» И все это чудо сделает она — женщина.

«Меня любить нельзя. Это ошибка. Мои толстые щеки, ленивого… я краду чужое… Прощайте Ольга. Будьте счастливы. Вы не любите меня и не можете любить. Поверьте моему опыту». Борьба двоих. Обломов понимает, что любить его нельзя и не верит собственному счастью. Его покой в другом. Ольга понимает, что любит и пытается сказать об этом Илье, но … Любовь — это претрудная стихия жизни. «Я БОЮСЬ».

Опутанный шелками и цепями — в прямом смысле. Из их встречи родилась чудесная история, привычная и проницательная. Смешанные чувства ведут нас по литературной жизни, знакомым страницам. Вот она — паутина судьбы. А теперь представьте историю отношений, где нет ангелов и бесов. Здесь есть место только для людей и Бога. И нет чудес. Потому что их не бывает.

Я смеюсь и плачу, и пытаюсь понять, отчего так непримирим Обломов ко всему — к жизни, к другим людям и событиям, к обычным вещам — таким, как новое или женщины, приличия и правила, квартира и деревня. Ничего не меняется.

Слезы Ольги. Все бесполезно. Я плачу. Это так. Никто и никогда не сможет ничего изменить, если сам ты этого не захочешь!

Обломов жил своей жизнью. Не так как все, а так как он. Его все устраивало, ему все нравилось, а самое главное это то, что он никогда и никому ничего не сделал. Ни хорошего, ни плохого. Как чистая слеза, которая катится и падает только один раз, так и он относился ко всему вокруг.20161215_221723

У театра мистического реализма родился спектакль чистого символизма. Настойчивого, сильного и беззащитного как Обломов. Весь реквизит – можно посчитать на пальцах одной руки. Краски – тоже. Всего лишь пять актеров и несколько ламп. А все вместе – сплетается в такой чудесный и необычный спектакль, что не можешь оторваться.

Эту историю переживают почти все, кто читал, кто смотрит, кто ищет дорогу и проходит этот путь. В большинстве случаев после таких историй остаются, рассуждают, а самое главное говорят: «пожалуй, я прочту Обломова еще раз!» А Обломов (ы) – не меняются. Гениальность – в том, чтобы остаться собой. Актеры, столь близкие к персонажам, работают восхитительно. С тем чувством, которое отличает талантливого актера – они ищут что-то новое в каждом спектакле, в каждом выходе на сцену. И это можно понять по их глазам – огонь горит, слова живут не только на губах, но и в сердце, на лицах. А сердце бьется в груди так, что зритель это видит.

Художественное решение, как следствие текста, часть спектакля, а не декорации. Ввести столь необычную подачу в театральное действие – и не ошибиться, не промахнуться с местом и временем, исполнением и смыслом – это надо иметь вкус, и вкус великолепный. Рассказать историю о человеке с чистой и бескорыстной душой – именно сейчас этот спектакль нужнее всего.

Конец. Аплодисменты. Цветы из зала самому любимому герою. Снова аплодисменты. Поклон, еще раз поклон. Гаснет свет, мы покидаем этот зал, но снова вернемся сюда — в маленький театр АпАрте на большую премьеру, опять на старого — нового «Обломова» или другую постановку с ощущением присутствия и тактильного восприятия действительности.

P.S. Не смотрите фильм перед просмотром спектакля. Прочтите книгу после.

Автор и фотограф Юлия Черняева

Информационная поддержка:
http://okolosport.com
https://vk.com/okolosport_com

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal